- В РАЙОНЕ, ВСЕ НОВОСТИ, ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

Записки начмеда

На здании районной больницы в память об участниках войны — медработниках — открыта мемориальная доска. Среди тех, кто прошёл фронтовыми дорогами самой кровавой войны двадцатого века, спасал раненых бойцов, выносил их с поля боя вместе с подчиненными, был и гвардии старший лейтенант Василий Николаевич Щукин. После демобилизации он долгое время работал в системе здравоохранения Становлянского района.

В конце своей жизни убористым почерком на пяти листах ветеран войны и труда Василий Щукин описал свою биографию, свой боевой путь. Эту документальную запись редакции любезно предоставила дочь — Ольга Васильевна Тарасова, учитель по образованию. В райцентре её хорошо знают, любят и ценят. Многим она дала путёвку в жизнь, закрепив в учениках крепкие знания русского языка и литературы. Вместе с супругом Владимиром Михайловичем они живут в родительском доме, отдавая все свои силы и старания детям и внукам. В прошлом году, являясь одногодками, они отметили юбилей. Владимир Тарасов прошёл хорошую жизненную школу: зачастую его «бросали» на прорыв то парторгом в колхоз, то на политработу в милицию, то председателем парткомиссии, а в сложные и безденежные 90-е годы он трудился заместителем главы администрации района.

Супруги хорошие собеседники, тем более представителям послевоенного поколения всегда есть, что рассказать о своём детстве, о своих родителях, к тому же есть и хороший повод — совсем недавно был День медицинского работника. Да и супруга Василия Николаевича — Лидия Иосифовна — долго носила белый халат, всегда была рядом с главой семьи.

Итак, вот о чём поведал нам фронтовик, оставивший рукопись и завещавший любить и беречь Родину! (Материал даётся в изложении).

Семья и школа

Родился Василий Николаевич в 1923 году в д. Слободка. Отец — Николай Фадеевич — родом из крестьянской семьи, был мастером-кондитером, хотя дед — Фадей Михайлович — был кожевником, оба они работали в Ельце и редко бывали дома. «В семье, где я возрастал, — вспоминает В. Щукин, — кроме матери Александры Фёдоровны, была моя старшая сестра Шура. Четверых других моих братьев и сестёр не стало — умерли от болезни, какой я не знаю».

Забегая вперёд, отметим, что в какой-то мере это и предопределило будущую судьбу Василия — опоры и надежды семьи. Хотя жизнь внесла свои жестокие коррективы. «Физический труд я познал рано. Помню, сколько у нас было овец, сколько коров и другой живности. Многое приходилось делать дома, многое в колхозе «Красная Заря», ибо надо было как-то существовать. В деревне была начальная школа, она размещалась на частной квартире у Акулины Ладышкиной (местное прозвище). Её муж был грамотным, работал секретарём. Я много читал, учителя это заметили и обеспечивали меня интересной литературой.

В 1936 году в деревне построили очень хорошее школьное здание со всеми удобствами. Даже было обустроено для проживания учителей две квартиры и ещё одна — для уборщика-сторожа. В школе я занимался на отлично. Учительницей и заведующей школой была Лидия Фёдоровна, дочь Соловьёвского попа. Она меня снабжала книгами. Сочинения Пушкина, Некрасова, Тургенева, Лермонтова.

Школу я окончил с похвальной грамотой. В 1937 году продолжил обучение в Соловьёвской семилетней школе, директором был Иван Васильевич Грачёв. Он преподавал русский язык и литературу. Я учился по всем предметам на пятерки, как и мой товарищ, Селиванов Петр Георгиевич из д. Бутырки. На каникулах работал в колхозе, на косовице и молотьбе. Возил на лошади повозками обмолоченный хлеб в заготзерно. Потом колхоз приобрел автомашину, на которой шофёром работал Николай Михайлович Родионов.

В 1939 году я на отлично окончил школу и поступил в Елецкую фельдшерскую школу. Учёба мне давалась легко, хотя тяжело было материально. Однако расчёту на скорое окончание, нормальную и нужную людям работу, будущую зарплату, к сожалению, не суждено было сбыться».

Несбывшиеся мечты

«22 июня 1941 года, — продолжает запись начмед, — на нашу страну вероломно напала фашистская Германия. Мы начали ускоренно заниматься медицинской подготовкой. И вот, 30 августа, нас, мальчишек, построили на школьном плацу, и повели в Елецкий горвоенкомат. Мы, молодежь, были воодушевлены тем, что поможем старшему поколению в борьбе с врагом, рассчитывали, что нас пошлют в войска, но вышло всё по-другому. Нам дали два часа на сборы, повидаться и попрощаться с родными, переодеться, переобуться и прихватить на дорогу продуктов. Конечно, кто жил рядом, тот это сделать смог, а мы, деревенские — нет. А потом нас отправили на Орёл.

1 сентября я со своей группой оказался в 3 полку 325 стрелковой дивизии, сформированной в Моршанске. И всю войну прошел в одном подразделении до германского города Дамгартен».

Но до этого ещё было очень и очень далеко. Боевой путь командира санитарного взвода начался от станции Проня Рязанской области, а далее пролегал через г. Михайлов, Плавск, Козельск, Мещовск Смоленской области. К сожалению, нет возможности на газетной полосе рассказать в полном объёме о судьбе фронтовика. А если бы можно было встретиться с офицером медслужбы раньше, записать воспоминания уверяю вас, уважаемые читатели, сложился бы целый полевой роман. Ведь написано рукой Василия Николаевича всего лишь 5 листов или около пятисот строк биографического повествования, а сколько осталось ценного материала между строк, сколько эпизодов, встреч, разлук и прощаний…

Особенно памятен 1943 год. В этот период дивизия стала гвардейской, а наш земляк стал именоваться гвардии старшим лейтенантом медицинской службы. Дивизия была включена в 21 армию, которой командовал генерал-лейтенант Чистяков И.М., она впоследствии стала 6-й гвардейской ударной армией. Совместно с другими соединениями и частями войска одержали важнейшую победу под Белгородом и перешли в наступление на Харьков, Богодухов и далее уходили на запад в сторону Полтавы. Во время боя осколок снаряда угодил офицеру в нижнюю челюсть, который успешно удалили в санчасти. В этом же сражении он получил и контузию. Из строя Василий Николаевич не выбывал, но продолжал командовать санвзводом батальона.

А дальше были освобождены Витебск, Полоцк, Двинск, Даугавпилс, Шауляй. После форсирования реки Одер бойцы вступили на территорию Германии севернее Берлина, где и состоялась встреча с английскими войсками, открывшими второй фронт. Здесь командир санроты полка, гвардеец Василий Щукин встретил Победу. Радость, торжества бесконечные и завещание будущим поколениям: берегите МИР!

Послевоенное время

Но служба на этом не закончилась. После слияния двух войсковых объединений дивизия стала называться 90-й, гвардейской, дважды Краснознамённой, Витебско-Новгородской стрелковой дивизией. «Я был выведен за штат, — вспоминает фронтовик, — и направлен в 48-й полк расформирования офицеров. Но там получил новое назначение в санитарное управление Северной группы Войск (Польша) и направлен в город Заган, где размещался 270-й лагерь репатриированных граждан СССР (бывших военнопленных и угнанных на работу граждан различных полов и возрастов). Через некоторое время произошло ещё одно назначение, но уже в Южно-Балтийский флот. В Калининграде исполнял обязанности фельдшера авиатехнического полка, в составе которого вновь побывал в покорённой Германии, в Ростоке. И наконец, в 1946 году был переведен к последнему месту службы, в 585-й бомбово-артиллерийский склад ЮБФ, в местечко Копорье Ленинградской области, где прослужил на должности начмедслужбы до февраля 1948 года, а затем вместе с супругой Лидией Иосифовной вернулся на малую Родину, в Слободку».

В труде, как в бою

Вся последующая жизнь фронтового медработника была посвящена здравоохранению Становлянского района. Яркинский медпункт, Трегубовская больница, Площанская районная амбулатория, центральная райбольница. И так до 1 ноября 1991 года, когда он вышел на пенсию. «Таким образом, — вспоминает В. Щукин, — вместе с войной, с последующей службой в Вооруженных силах СССР, работой в мирное время мой стаж трудовой деятельности составил в общей сложности 50 лет, которые посвящены медицине. Вся моя жизнь была направлена на оказание необходимой помощи на фронте раненым, в мирное время — больным военным и гражданским лицам, а также на проведение профилактических мероприятий от инфекционных и других заболеваний. За период моей службы и работы имею множество благодарностей, почётных грамот и наград, среди которых: ордена «Красной Звезды» и «Отечественной войны» второй степени, медаль «За оборону Москвы», медаль «За победу над Германией», шесть юбилейных медалей. А также награды за труд: медаль «За трудовое отличие», знак «Отличник здравоохранения», благодарности от Президента страны и Министра обороны России».

Мы пред ними в неоплатном долгу

Заканчивая описание жизненного пути настоящего русского человека, я, тем не менее, испытываю чувство вины за то, что нет возможности рассказать более широко о подвиге нашего земляка, до конца раскрыть судьбу этого человека, которого хорошо знал, уважал и ценил. Перед участниками Великой войны мы всегда будем в неоплатном долгу.

А еще мне больно и стыдно перед фельдшером, боевым офицером медицинской службы, который спас тысячи людей на фронте, помогал становлянцам избавиться от боли, а иногда принимал и роды на дому вот за что. Привожу дословно последний абзац биографического повествования Василия Николаевича Щукина: «В данный момент веду малоподвижный образ жизни — не могу ходить. С июня 1996 года решением облВТЭК определена мне автомашина «Таврия» как инвалиду Отечественной войны второй группы, но до сих пор мне её не дают. Собесы находят всякие отговорки».

14 сентября 2002 года героя нашей публикации не стало. Прости нас, фронтовик!

Вячеслав ЗИБОРОВ.

Фото из архива семьи Тарасовых.

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *